Четыре шокирующие истории о голоде на Востоке…

В оккупированных городах Донбасса — «голодные» бунты. Люди требуют от боевиков продукты и деньги

Выжить на помидорах

Больше всего страдают от голода жители Луганской области. По словам волонтеров, чем ближе к российской границе, тем сложнее туда привезти гуманитарный груз. Особенно когда боевики берут город в осаду: ни заехать, ни выехать. Никому. Ни людям, ни машинам с продуктами. И местные остаются без элементарных продуктов. Магазины закрываются, перестают работать рынки. Да и бегать по магазинам под регулярными обстрелами тоже не получается — можно выйти из подвала за хлебом и не вернуться. Родственники луганских «заложников» даже не могут выслать им посылку. В таких ситуациях выживают кто как может. Едят все, что есть в запасе, точно отмеряя порции. Это важно. Позволишь себе сегодня сверх нормы — завтра продуктов может уже не хватить, и тогда — голодная смерть.

«Моя тетка из Луганска. Во время блокады города в августе она ела одни помидоры. Деньги у нее закончились, зато на огороде поспевали помидоры. Благодаря этому и выжила. Представляете, 5-7 помидоров на день? Это в хорошие дни. А может быть и меньше. За месяц она похудела на 15 кг», — рассказала ДеПо жительница Донецка. По ее словам, стало легче, когда с города сняли блокаду, и теперь она может ездить к тетке с гостинцами и деньгами. Иначе родственнице не выжить.

Без помощи

Хуже тем, у кого родственников нет: старики, инвалиды. Их волонтеры условно называют «брошенными людьми». Они первыми умирают в оккупированных городах от голодной смерти. В вопросах пропитания им приходится рассчитывать только на себя и на добрых людей, которым не жалко будет с ними поделиться куском хлеба. Да какого хлеба? Иногда приходится довольствоваться гнилыми овощами.

«Бабушку Полю я знаю с детства. Ей сейчас 80 лет. Сын, единственная ее надежда, давно погиб. В эту войну ей приходится выживать самостоятельно. Я ее встретила, когда приезжала к родственникам в Луганск. Сухонькая старушка, которая сейчас может передвигаться только с помощью ходунков. Она шла на рынок. Разговорились. Оказывается, она договорилась с местной продавщицей, что та будет ей бесплатно отдавать мягкую морковь и гнилую картошку, которую уже нельзя продать людям. Этим она и питается уже несколько месяцев», — рассказывает ДеПо жительница Мариуполя с полными глазами слез. Купленных ею старушке макарон, круп и консервов хватит на пару недель. «А что дальше?» — задает риторический вопрос девушка.

Одинокая смерть

Смерть от голода — страшная реальность оккупированных городов. Сегодня об этом мало кто говорит. Причин несколько. У украинских властей нет такой статистики и возможности ее получить. А «ЛНР» и «ДНР» вести учет голодным смертям невыгодно. Как они могут признаться в таком позорном факте, что на подконтрольной им территории люди умирают от голода? Поэтому факты таких смертей всячески скрываются. Местные патологоанатомы в графе «причина смерти» в таких случаях чаше всего пишут «умер от старости» или «вследствие обострения основного заболевания» и умалчивают о фактах дистрофии у скончавшихся стариков и инвалидов. Единственными свидетелями страданий людей становятся волонтеры, которые всеми силами стараются подкормить нуждающихся. Иногда не успевают.

«Пока в Славянске была война, и сразу после его освобождения наши волонтеры развозили продуктовые пакеты непосредственно по домам людям. Брали улицу и стучались в каждый дом, квартиру. Лично я знаю два случая смерти от голода в Славянске. Не просто кто-то сказал, а это видели непосредственно наши волонтеры. Один присутствовал, когда умершего выносили из квартиры, и второй волонтер сообщил о подобном случае. В основном это были люди с ограниченными возможностями — жители многоэтажек. Соседей рядом не было, никто не зашел и не увидел вовремя, не смогли достучаться», — рассказывает ДеПо пастор славянской церкви «Добрая весть» Петр Дудник.

Детский страх

«Не хочу есть!» — наверное, такую фразу слышат от своих детей все родители. Ничего удивительного, просто у ребенка нет аппетита, и нет поводов для паники. Для жителей Донецкой и Луганской областей эта обычная фраза иногда звучит ужасающе.

«У меня был страшный случай в практике. Мама с двумя маленькими дочками: одной около 3 лет, другой — чуть более 5. Они из Краснодона Луганской области. В этом августе они были вынуждены просидеть в подвале своего дома около двух недель — город серьезно бомбили. Еды у них практически не было, делили между собой хлебные крошки, чтобы выжить и не умереть голодной смертью. Позже их эвакуировали в санаторий в Одесской области. Через какое-то время к нашим психологам обратилась эта женщина за помощью: ее старшая дочка совсем ничего не ест. Когда начали разбираться, выяснилось, что ребенок не ест уже более 3 недель, а всю еду, которую ей дают, прячет себе под подушку. Для мамы и младшей сестренки. На случай голода. За это время девочка уже успела похудеть на 5 кг», — рассказывает ДеПо координатор психологической службы Гуманитарного штаба «Поможем» Алена Лукьянчук.

По словам психолога, ребенок пребывал в шоке. И, несмотря на то, что на базе для переселенцев еды было много, девочке казалось, что завтра это все закончится, и они опять будут голодать. Ребенок действовал инстинктивно: еда есть — спрятала, чтобы сделать запас на случай голода.

Оставить комментарий